КАК СТАТЬ КОУЧЕМ?

Коуч – самая востребованная профессия в эпоху кризиса

Меня часто спрашивают: “как я могу стать коучем?” Актуальный вопрос, когда на улице и в умах – то ли весна кризиса, то ли кризис весны.

Коуч – популярная профессия, особенно востребованная в эпоху всенародной депрессии.

Пожалуй, коучи – одни из немногих профессионалов, которые в режиме резкого сокращения кадров и финансирования повысили свой статус и доход.
Кто такие коучи? Как стать коучем? Где обучиться коучингу? И самое главное – где обучиться качественно: так, чтобы не было мучительно больно за неоправданно вложенные средства?

Эти вопросы я попробую осветить ниже. Естественно, исходя из собственных ошибок, опыта и точки отсчета.
Кто такой коуч?

Возможно, вы знаете несколько определений?

Например, “тот, кто много молчит, высказывается в основном междометиями, неожиданно и точно ставит вопросы”, или “более, чем консультант+тренер и менее, чем гуру”, или “профессионал, который помогает человеку (организации) прийти к большей осознанности, компетентности, эффективности. Быстрей, чем без коуча, достичь намеченных целей в личном, бизнесе и т.д.”, или “мастер-собеседник, с которым можно устроить жизнь (карьеру, обучение….) так, что она работает”, или “проводник, который берется найти использовать мой ресурс (язык, модель, метафору) для того, чтоб провести меня в моё будущее”.

Эти и другие определения так же верны, как спорны. Поэтому давайте посмотрим в глаза истории – и в этом контексте поймем смысл существования и свойства профессионализма коуча.

В начале, пожалуй, таки было слово. Фрейд сделал слово, метафору основным блюдом психоанализа, инструментом измерения и изменения, вычтя из внимания человеческое тело. Лоуэн, Райх, Александер и пр. “телесники”, напротив, проакцентировали на кинестетическом, энергетическом, двигательном аспектах нашего существования. Психотерапия развивалась, и между полюсами “ум” – “тело” возникли новые меридианы: драма, гештальт, бихевиоризм, гипноз, позитивный и клиент-центрированный подходы, арт-, лого-, и даже трансперсональный методы.

Некоторые терапевты с набором опыта и разнообразием практики уразумели: стратегии, применяемые к “проблемным” клиентам годятся в той же мере для развития наиболее способных и неординарных личностей. И создали, к примеру, методики обучения одаренных детей, уходящие корнями в практики адаптации детей со спецпотребностями (аутизм, ДЦП) – например, технологии Монтессори. Так же воспитание правополушарных суперспособностей в системе ТРИЗ, мнемонике, методе Сильвы – зеркальное отражение работы с отстающими в развитии. Обнаружились новые полюса науки о развитии ума: “недоразвитость” – “одаренность”.

С системной точки зрения, именно парадоксальное соприкосновение крайностей (ум – тело, правое – левое полушария, отставание в развитии – сверхспособности) порождает бурное развитие технологий и методик, даёт новый импульс эволюции знаний и практик на пути роста человеческой осознанности.

Вместе с расщеплением полюсов, уважающие себя и клиента терапевты пришли к эклектике – смешению жанров, форм и методов. Из их среды выделились “прогрессоры”, взявшиеся за категорию людей, противоположных “патологии”. Эти мастера стали называть себя “практические психологи”, или “тренеры”.

Тренер должен был впитать в себя – кроме знаний психологии – навыки педагогики и консалтинга, коммуникации и актерского мастерства. В актив были взяты практики Карнеги, театральной психогимнастики, ораторского искусства. По-сути, тренерство стало новой эволюционной ступенькой в сравнении с психотерапией и обучением.

Бурный расцвет тренингов в конце прошлого (ХХ) века обусловлен не только появлением новых вкусов и микс-технологий. Немалую роль сыграли люди: с одной стороны, клиенты, осознавшие преимущества интерактивного образования в противовес академическому – и , с другой стороны, сами тренеры. Эти выдающиеся личности, не подпадающие под прежние стандарты, желали собственного прогресса и совершенствования способностей более, чем научных степеней и статусного признания в форме защищенных (перед кем?!) диссертаций. Для них, тренеров, было ясно: что уровень их сознания уже иной, чем у психологов и учителей. Этот уровень «пиарит» сам себя, и естественно, не может быть измерен колличеством публикаций в нечитаемой литературе.

Кстати, о литературе. Многие тренеры написали книги, ставшие бестселлерами (напр., Козлов и Тарасов у нас, Дилтс, Лири и Прайор у “них”). Эти искрометные творения способствовали прогрессу сознания так же, как работы Ньютона – прогрессу технической мысли. Авторы поделились собственным эволюционным методом, показали иной взгляд на развитие. Взгляд, вобравший в себя предыдущий опыт плюс практики смежных направлений: эзотерики, восточных учений, медитации – вплоть до йоги, дзен, суффийских техник, дао.

Тренинг развивался, как целая отрасль знания о человеке и развитии, и вскоре дал такую порасль личностей, такое ветвление методик, охватил такое разнообразие “заказов” (предприятия, корпорации, творческие группы, развивающие коллективы, отдельные личности), что некоторым тренерам стало ясно: созрели условия для нового эволюционного шага – коучинга.

Как и предыдущий шаг, пререход к технологиям коучинга произошел в результате интеграции личного опыта тренеров и групп. Очень понятно: некоторые мастера пришли к тренингу из психологии, часть занялась тренерством после спортивной карьеры. Кто-то обрел новую роль через опыт режисуры, некоторые имели за плечами путь ведущих арт-коллективов. Иные в прошлом делали карьеру в образовании или консалтинге, другие были продюсерами или шоуменами.

Богатый опыт и успех в конкретной деятельности у людей новой эволюционной формации не может определяться временем одной жизни. Современый темп так велик, что для настоящего развития иногда требуется сменить 5-6 профессий, причем в каждой достичь “звездного” взлета, прожить и завершить эксперименты с собой, получить экспириенс. Таким образом, будущие коучи имели, как ресурс: практику, успех и завершенность в нескольких отраслях.

Например, моя жизнь дала мне возможность достичь цельного опыта в официальной и альтернативной педагогике, раннем развитии детей, спортивном тренерстве, актерском мастерстве, режиссуре, публицистике, дизайне, восточных гимнастиках, и, разумеется, ведении групп – терапевтических, коррекционных, развивающих.

Вот так и произошли из психоаналитиков коучи: посредством попытки следовать бурным эволюционным потоком между сциллой “Я хочу развивать моё уникальное Я разными, новыми, собственными методами” и харибдой “я хочу показать ИМ, как можно научиться двигаться к ИХ целям, счастью, балансу, совершенству”. Произошли от смелости – не оглядываться на социопослушное большинство, от любопытства – “а что есть там, где никто не ходил?”, от нежной заботы и материнской ответственности за тех, кого приручили.
Подводя итог краткому историческому экскурсу, мы смекаем, что в эпохальном контексте коуч – это результат и инструмент эволюции. Резюме многовекторного пути самосовершенствования, и протогонист развивающих перемен в клиетне.

Как стать коучем?

Не все, разумеется, будут согласны с таким определением.

Консервативная часть народа считает коучами переодетых тренеров или (еще примитивней) консультантов.

Главное, чтоб “бумага писала”: мол, коуч. И “шапка” посолидней, плюс печать.

Академисты и менторы производят коучинг из им известного материала: так появляется “коучинг посредством НЛП” или “Гештальт-коучинг”.

Известный рекламный трюк: товар, утративший привлекательность, упаковывают в стилистику популярного бренда.

Что же делать “юноше, обдумывающиму житие”, или профессионалу, который “учуял” в коучинге необычные возможности? Как обучиться эволюционному коучингу? На что ориентироваться в первую очередь?

Возможно, вы читали книгу Эриха Фромма “Иметь или быть”. В этой знаменитой работе философ, социолог и публицист дал, мне кажется, исчерпывающий ответ на вопрос о приобретении смысла, внутренней гармонии и жизненной силы. По утверждению Фромма, бесполезность существования большинства наших современников объясняется стремлением к обладанию чем бы то ни было: любовью, характером, образованием, внешностью, должностью, статусом… В противоположность подходу “я хочу иметь” Фромм назначает формулу “я согласен быть” в состоянии – например, любящего, чувствующего, думающего, танцующего, творящего свой мир.

Не для всех годится такая жизненная позиция? – Да.

Если люди захотят «быть», то куда девать телевидение, рекламу и образование? – Сохранить для большинства “имельцев”. Поскольку большинство хочет именно «иметь», и платит за это тем, что «имеют» его.

Так и с коучингом: для тех, кто хочет в перспективе БЫТЬ коучем, т.е. сделать бытие профессией, важно и возможно найти настоящего мастера и у такового обучиться.
Поэтому проблема “как стать коучем” решается так:
1. осознать потребность обучиться реальному коучингу – например, эволюционному – т.е. более совершенному в сравнении с тренингом или консалтингом

такая потребность может возникнуть даже исходя из ситуации “хочу иметь” (признание, деньги, избавление от страданий, тревожности, выход из затруднений). Главное, чтобы в перспективе ученик видел возможность “быть” мастером.
2. получить позитивный опыт в нескольких базовых для коуча профессиях

например, во львовской школе “КОАН” (Коучинг=опыт+активность+новаторство) первый блок начального модуля называется “Коуч как…”. Ученики практикуются в различного рода умениях: произносить речь, обучать других знанию, передавать информацию, играть роль, писать сценарий, снимать кино, делать экспертизу, побуждать к творению, консультировать в проблемной ситуации, тренировать в определенном виде спорта, модельно мыслить, подбирать метафоры.
3. найти хорошего действующего коуча и пройти с ним несколько (от 60 часов) сессий

волшебство коучинга впечатляет. Хороший коуч – маг и чародей с точки зрения человека, ожидающего совета, тренировки умения, призыва следовать “замечательной” схеме (книге, методике). Хороший коучинг подобен профессиональному акушерству. Счастливая роженица говорит: “я всё сделала сама! Акушерка просто была рядом!” Поэтому после коуч-сессии, заменяющей иногда годы психоанализирования или месяцы консультирования клиент часто зажигается мечтой: «Вот бы обучиться коучингу!».
4. сотворить собственный коучинговый стиль (от 200 часов собственной практики)

то есть, стать мастером. Сотворение авторского подхода в школе КОАН считается альтернативой стандартному сертифицированию. Жизнь всё равно “не будет читать твой диплом”, а ко времени завершения учебы наши коучи обрастают в народе славой хороших специалистов (ибо обучение основано на непрерывной практике среди сограждан).
Несколько слов о коуч-сертификации

В предыдущем абзаце я упомянул о некой нетрадиционной сертификации. А почему не сделать, как обычно – выдать цветной диплом с рамкой?

Во-первых, потому что сертификации коучей на сегодня не существует

Во-вторых, потому что коуч больше, чем социально-послушный работник сферы услуг.

Один мой знакомый так и спросил: почему ты равнодушен к государственной сертификации? Я подумал: “сейчас добавит: мол, ты что, против государства?”. Я ответил примерно так:

Потому, что:
1. хочется делать хорошо, а не как всегда.
2. дипломы покупаются через интернет, если уж это важно. Купишь какой закажешь, деньги будут – если захочешь.
3. кто может измерить мастера-коуча? Тот, кто идёт впереди. Т.е. – только он сам. Так, нельзя сертифицировать Пикассо или Бродского. Можно в последствии дать нобелевскую премию, сан, чин. Но это потом, а в начале обычно новые технологии подвергаются критике, произведения гениев осуждаются и обличаются чуть ли не в никчемности.”

Собственно, я – коуч. Принципиально без коуч-сертификата (то есть, в молодости я получил некоторое колличество бумаги, которая не пригодилась. Бесцельно потраченные время и деньги). Кто рискнет измерить меня в качестве коуча? Довольный клиент? Академический бюрократ? Разве что, подобный мастер. Знаю от мастеров, что коуча нельзя сертифицировать – потому что нет на сегодня такого института, таких рамок, такого критерия: коуч. Есть практика, результат и мастерство. Это нечто изнутри. Разве уважающий себя коуч станет желать сертификации?

Так и есть: мастер неохотно сравнивает себя с иными – отставшие в развитии не поймут, а опредившие – сами мастера. Поэтому иметь статус “сертифицированного” для хорошего коуча – признак отсутствия профессионализма. Начинающие – напротив: желают, дабы их имена были внесены мрачными буквами в тайные анналы. Это избавляет их от комплекса вины, вписывает в социопослушное групповое соглашение “иметь”, даёт сатисфакцию бесцельно потраченным средствам.

Не поймите превратно: в школе “КОАН” мы, конечно, выдаём сертификаты. Разумея, что их настоящая цена – себестоимость дизайна и полиграфии. А вот цена наших выпускников – полтора года ежедневной практики. Живого общения, диалога, поиска ресурса, оперативной помощи клиентам. Практики осознавания, озарения, эволюции. Может, поэтому наши ученики идут не “на бумагу” и без патриотического энтузиазма относятся к печатному фетишизму. Для них важен профессионализм, опыт, активность, новаторство. Так же, как в своё время и для меня, когда я перенимал секреты коучинга у моих учителей. Один из них, например, на провокативные вопросы статусного характера отвечал: “Да. Я очень солидный член. Могу показать.”

Однажды меня попытались “сертифицировать”. Было это в Крыму, я вел тренинговую группу, и наш путь лежал сквозь какие-то руины: несколько стен и каменных ям без признаков ограды. Тут на тропу с возгласами “стой!” выскочили спортивно настроенные ребята в “хаки”. Они пожелали нас “сертифицировать” в туристов по внешнему признаку (рюкзаки, ботинки, группа). Как-то мы сквозь этот заслон протекли спокойно, и я ещё сказал одному наглому типу: “Вот. Я иду по Земле. Как ты собираешься меня остановить?”. Эти мужики пошли рядом с нами, и человек постарше спросил: “А кто у вас главный-то?” Я подумал, что он, видимо, социально-обусловленный, и показал пальцем в небо: “Главный – там!”. Эти милые люди, жаждущие разбагатеть на ротозеях, естественно, отстали. Вернульсь «на объект» собирать дань с иных добровольцев, которые – совершенно послушно и с готовностью – “сертифицировались” под определение “турист”.
Где качественно обучиться коучингу?

Прежде всего, можно догадаться: для обучения коучингу не подходят никакие «методы обучения». Кроме авторских. Как у мастеров дзен. Как в школе искусств.

Например, в КОАНе мы строим процес становления коучей подобно самому процессу коучинга. Побуждаем учеников опираться на внутреннюю мудрость, доверять инсайту; развиваться, помогая эволюционировать клиентам.

Далее, легко сообразить, что в коучинге запрещено “обучение вперёд” – общепринятое, скажем, в ВУЗах, или на кусах-семинарах-тренингах.

Мы стоим на том, что будущий коуч практикует (в КОАН приходят успешные руководители, тренеры, учителя, менеджеры), обрастает вопросами, и во время обучающей сесии сам находит решение. Затем вновь практикует, опровергая или подтверждая групповой или индивидуальный опыт. Если так станут учить в универитетах, академиях и бизнес-школах, эффективность выростет в десятки раз, и персонал останется без работы.
Напоследок я дам несколько полезных советов тем, кто собирается “быть” коучем. Ищите качественное коуч-обучение там, где:
1. Есть “живой” мастер

Отследите практику вашего лидера. Поинтересуйтесь, к какому результату привели клиентов коуч-сесии с наставником.
2. Нет стадного энтузиазма

Обратите внимание на мотивацию “иметь” внутри группы учеников. Серьозное отношение к сертификации – признак прошлого века с его идеологией “правого большинства”, хорошего бумажного тона и “всех-так-делающих”
3. Вместо того, чтоб проповедовать “делай как я”, приглашают: “попробуй, как ты!”

Ваш наставник – при всей харизматичности – скромен, и не вылазит на пьедестал. Конусоподобная структура школы, где в основании – ученики, а на вершине – мастер, вскоре ложится на бок: так, что мастер оказывается как-бы снаружи, рядом. Ученики, вращаясь в собственном кругу, часто кажутся выше наставника. А к окончанию курса конус переворачивается вершиной вниз, и мастер только оказывает поддержку в экстренных случаях.
4. Предлагают делать ошибки

И вообще, считают, что каждый твой шаг – ошибка, потому что завтра ты уже знаешь, как делать иначе: качественней, продуктивней. А не делаешь ошибки – значит, повторяешься, стремишься к комфортному состоянию деградации. Всякий раз сегодня – по определению – ошибаешься. Значит, завтра – идешь вперед, развиваешься.
5. Происходит эволюция

Случаются инсайты. Жизнь бурлит в поле высокой парадоксальной напряженности между полюсами «Я – Они», «Хочу – Делаю», «Знаю – Практикую», «Тело – Ум», «Стирание – Фиксация», «Уничтожение – Творение», «Социализация – Аутичность», «Падение – Взлёт», «Отмирание – Расцвет».
6. Уделяется внимание тому, что происходит, а не тому, что афишируется.

Ученики и наставники берут ответственность за то, что с ними случается, и не стремятся «впихнуть невпихуемое» куда бы то ни было. Выбирают свободу вопреки борьбе за статус. Радуются тому, что умеют выбирать и помогают другим быть осознанными. Влияют на события и личности, управляя собой.

Эдмунд Щебальский,
практический психолог, тренер, режиссер, эволюциолог,
директор развивающего центра СНЭП,
наставник школы коучей КОАН.