НАУЧИТЬСЯ ЛЮБИТЬ

Научиться любить

Любовь – это все. И это все, что мы о ней знаем.
(Эмили Дикенсон)

Любовь. Это чувство эксплуатируется людьми творческих профессий, им спекулируют создатели мыльных опер, на нем зарабатывают деньги, под его флагом совершаются преступления, оно находит работу богам (например, из Олимпийского сонма) и становится основой праздников. Порой сожалеешь о том, что в языке не существует ста тридцати двух тысяч семисот пятидесяти трех синонимов слова «любовь», которое меняет лик столько же раз, в скольких ситуациях и контекстах его употребляют.
У Жени сложная работа – частые ссоры с начальником, большая ответственность. А тут еще и дома жена постоянно пилит: то не так, это не так. А вот Света не пилит, Света знает, что Женя ей ничего не должен, а потому очень дорожит каждой секундой, проведенной рядом с ним. А жена не дорожит. Жена хочет только денег, стабильности, внешней успешности семейных отношений. И Женя после работы идет к Свете, ведь она его выслушивает, жалеет и любит. Так что любовь – это терпение и поддержка.
Оксана рассталась с мужем. Нашла одного кавалера, потом другого, потом снова вернулась к мужу. От добра добра не ищут? Нет, просто зачем менять шило на мыло? Любовь – это условность и привычка.
Одна пара живет вместе несколько лет. Коля (муж) отличается удивительной способностью находить себе объекты обожания, не забывая о том, что больше всех он «любит» свою Нину. Или ему так удобно? Тут новизна, эйфория, а здесь – проверенная жена, вкусный ужин, отработанная техника в постели и отсутствие сюрпризов – как приятных, так и неприятных. Выходит, любовь – это комфорт, уют и определенность.
Оля любит мужа Оксаны Сеню. Она имела неосторожность встречаться с ним во время его ссоры с Оксаной. До этого она встречалась с лучшим другом Сени – Витей. Потом Витя ее бросил. Оля до сих пор не может понять, кто же ей более дорог – Сеня или Витя? Она подруга Оксаны. Оксана в курсе всех событий. Оле порой бывает тяжело. Только от чего: от неразделенной в обоих случаях любви или от неопределенности? Любовь, к сожалению, это очень неопределенное чувство.
Продолжать перечень таких невыдуманных историй можно без конца, рассуждая о том, что же такое любовь во всех ее многообразии и полярности. Но мы остановимся на классическом варианте. В первую очередь, безусловно, любовь означает набор самых лучших чувств друг к другу двух людей, решивших пройти вместе свой жизненный путь.

Истинная любовь похожа на привидение.
Все о ней говорят, но мало кто ее видел.
(Франсуа Ларош-Фуко)

Всю свою историю человечество пыталось подчинить себе это чувство, изобретя брак, ухаживания, способы привлечь к себе внимание противоположного пола, деньги. Но, как оказывалось, любовь не покупается, чувство долга, которое порой сохраняет браки, было и будет лишь суррогатом любви, а обман, который помогает на этапе ухаживания скрыть недостатки и выпятить несуществующие достоинства, все равно раскрывается со временем и разрушает все надежды на искреннюю взаимность. Алхимики пытались найти эликсир любви, но, как видно, судьба пока оставила за собой право распоряжаться нашими чувствами.
А есть ли она вообще, эта плутовка, заставляющая нас испытывать богатейший спектр эмоций от счастья до горя? Может, есть просто наука, расчет, игра, помогающие нам жить комфортно, не чувствовать себя одиноко в этом мире, эмоции, которые мы заменяем словом «любовь»: уважение, чувство собственности, восхищение, сексуальное влечение, ревность, дружба, даже ненависть (и с тобой не могу, и без тебя тоже)?

Любовь – это краткий промежуток времени,
когда лицо противоположного пола
такого же мнения о нас, как и мы сами.
(Магдалена Самозванец)

«Любовь прошла», – говорим мы, вздыхая, о своем очередном неудачном романе. А почему прошла? Кто изменился: я или мой любимый человек? Прикрываясь словом «любовь», мы обрекаем партнера на идеализацию, возводим на пьедестал, куда он попадать не должен был, а, может, даже и не хотел (постойте на месте нашего Ильича на площади хотя бы с годик)? Поэтому любовь неразлучна с разочарованиями, хотя люди – это просто люди со своими недостатками, а не бронзовые Ильичи и железные Феликсы. Если вам хочется иметь идеальный объект рядом, помечтайте об андроиде, отвечающем любым вашим запросам и готовом исполнить любое ваше желание (обратитесь за разъяснениями к писателям-фантастам – например, к Роджеру Желязны). А пока наука не шагнула так далеко в создании человекоподобных роботов, приходится довольствоваться несовершенными созданиями природы, к коим принадлежим и мы сами. И требовать от них становиться богом – дело неблагодарное, да и неблагородное. Ведь любить идеальное создание труда не составит, а вы попробуйте научиться любить человека со всеми его особенностями.
Юная девочка мечтает о принце на белом «мерседесе», который предложит ей выйти замуж, мечтает о роскошном платье, о колечке с бриллиантом. И вдруг все это происходит? И что потом? После марша Мендельсона, казалось бы, начинается все самое интересное? Почему тогда для многих свадебный туш становится логической точкой, «хэппи эндом»? Стремиться уже не к чему? Любовь мы уже завоевали (купили, одолжили, заработали, выиграли в лотерею), и теперь пришло время расслабиться и пожинать плоды. Наступило время брака, а браком, как сказал Гашек, хорошее дело не назовешь. Сгоревшая яичница, прожженный утюгом воротник, запах спиртного после работы, звонок неизвестной могут стать причиной скандала, положить начало угасанию чувств («Любовь заставляет поверить в то, в чем больше всего следует сомневаться».). А возрождать их – дело нелегкое. С нашим неумением поддерживать любовь (в первую очередь в себе самом) легче сменить партнера и на него же возложить груз вины за разрыв. Любовь зависит от такого огромного количества факторов, что от нее самой ничего и не остается?

Мы всегда верим в то, что наша первая любовь – последняя,
А наша последняя любовь – первая.
Джордж Уайт-Мелвилл

А нужен ли, на самом деле, нам именно этот любимый человек? Была у меня одна знакомая, с такой регулярностью сменявшая своих кавалеров, что друзья говорили: «У Юли только партнеры меняются, а чувство влюбленности остается». Юля замуж не хотела, потому что не была убеждена, что завтра не влюбится в кого-нибудь другого. Еще один хороший знакомый каждые два года, год, полгода (с каждым разом этот срок сокращается) влюбляется «навсегда» в новую девушку своей мечты. После того, как «мечта» превращается в реальность, Валера понимает, что идеал разрушается на глазах, и в один прекрасный день «мечта», ни слухом, ни духом не подозревающая о переменах, узнает, что ей пора собирать вещи. А через неделю Валера снова появляется на горизонте с новой пассией и лицом, светящимся от счастья.

Так легко быть любимым,
И так трудно любить.
Франсуа Скотт-Фиджеральд

Если любви к конкретному человеку не существует, то отпадает, как минимум, потребность в недоверии, ревности, мести, обиде, потому что они (неважно: обоснованные или нет) разрушают наши собственные же любовь и счастье. А тогда нет смысла менять партнеров, а есть смысл поменять свое отношение ко всем неурядицам, с которыми мы сталкиваемся в своих отношениях? И можно испытывать чувство любви к одному человеку постоянно, если оно подвластно одному нашему желанию любить? Да ну вас! Нам-то важно не столько любить, сколько обладать объектом, соответствующим нашим требованиям. Но тогда, какая разница, кого любить? Каждый десятый будет удовлетворять нашим запросам, а значит, шансы построить стандартную ячейку государства настолько велики, что не прогадаешь. Главное, чтобы нужный человек появился в нужном месте в нужное время (как правило, между 20 и 25 годами). Только зачем тогда воспевать любовь, как встречу двух половинок? Давайте называть вещи своими именами: любовь – это ситуация плюс соответствие личным и общественным стандартам плюс наш каприз (хочу – люблю, не хочу – не люблю).
Тогда становится понятно, почему мы так требовательны к своим избранникам? Каждый из нас может по пальцам перечислить все качества, которыми должен обладать «любимый»? Может, из-за природного эгоизма? В любви-то мы, как правило, думаем только о себе. Гм, не слишком ли категорично? Например, вон тот парень из соседнего двора свою подругу и в меха одевает, и деньгами забрасывает, и дома стирает, убирает, кушать готовит. Какой же он эгоист? Самый что ни на есть настоящий альтруист. А что каждый из нас делает со своей любимой персидской кошечкой? Вы отправите ее на улицу скушать мышку и познакомиться с симпатичным котиком? Ой, ну что вы! Только «Китикэт» и элитный перс, сношение с которым будет зафиксировано специалистами из кошачьего клуба под торжественные фанфары всей семьи. И вам даже в голову не придет спросить у своей питомицы, не желает ли она самостоятельно решить, что ей есть и с кем ей спать.
Будь вы даже безнадежным фанатом своего объекта обожания, самым бескорыстным воздыхателем от неразделенной любви, разве вы не испытываете радости от присутствия рядом или где-то поблизости человека, проникшего в ваше сердце? Наплевать, что ваш объект к вам равнодушен, что у него другой любимый человек – вы счастливы уже оттого, что он есть. Ведь благодаря ему вы можете испытывать чувства, приближающие вас к высшему существу. А не было бы этого объекта, пришлось бы довольствоваться отдельными земными радостями от уважения, доверия, дружбы, секса и т. д. Так что получается, что человек любит не другого человека, а свои чувства? А если так, то странно, почему, говоря о любви, мы обращаем чувство во внешнюю среду, а не вовнутрь себя, делаем его зависимым от кого-то другого, хотя это только наша способность испытывать его. И какое, собственно говоря, дело объекту вашей страсти до ваших чувств? Вам выпала возможность испытать любовь, так радуйтесь! Это же вам хорошо от того, что вы любите, а не ему.

Любовь, которая ежедневно не возрождается,
ежедневно умирает.
Халиль Джебран.

А, может, любовь и не самоцель вовсе, а средство для достижения чего-то иного: стабильности, внутреннего развития, крепкого брака, комфорта? Что с ней делать-то, в конце концов? Может, относиться к любви не философски, а практически? Да нет, это не для нас. Все должно быть только ради любви и по любви, как поет Илья Лагутенко, обильно любовьистекая при этом кровью. Нужна ли кровь, которую мы проливаем, чтобы любовь подчинить своим предрассудкам и стереотипам? Постоянные разрывы, разочарования, смена партнеров, бесконечные поиски своего (-ей) единственного (-ой)? Разве это любовь? Может, не зря на Филиппинах девочек обучают с детства любить своего мужчину, подчиняться, слушаться и при этом получать удовольствие от всех своих трудов? Как результат – крепкие браки. Нет, это не дифирамбы патриархальному террору – в любом случае должны учитываться менталитет и обычаи. Но прежде, чем начать есть из тарелки, надо, видимо, все же научиться держать ложку. Европейскому человеку важно знать бизнес, языки, компьютеры. Диплом университета гарантирует нам работу и даже пенсию на старости лет. А что может гарантировать счастливую личную жизнь? Разве что справочник по кулинарии, ведь, как известно, путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Может, напрасно, у нас нет в образовательной программе предметов, сродни дао любви, как у китайцев, которые ставили бы целью обеспечить довольство будущим партнером на долгие годы? Или подобно индийской тантре, в которой такая популяризованная кама-сутра является лишь малой частью? Американцы пошли по другому пути. Они свою любовь страхуют, считая, что брачные контракты помогут избежать бытовых проблем и супружеских измен? Лень привела их к тому, что они ищут партнеров через Интернет, но самое удивительное – это ведь увеличивает шансы найти свою ту самую половинку, которая живет на другом конце света. Но это все для зажравшихся буржуев. А у нас все должно быть естественно. Пришел, увидел, победил, а там – время покажет. Ведь любовь – это чувство, которое приходит внезапно и уходит, когда захочет. Оно очень загадочное и непредсказуемое.

Наталия Еременко
(газ. “Событие”, Харьков, 2002)